Из тысячи «Нельзя»

Тяжёлый выдался денёк, 
Я так хотела жить! —
Но этот пылкий огонёк 
Пытались погасить 
Сомненья, чей-то разговор, 
Прошедший мимо вдруг, 
Не добрый взгляд и злой укор, 
И холод рук,

Пустые дерзкие слова, 
Густая пыль вдали, 
Холодная, как лёд, трава 
И тишина земли.

Всё рвался нитью солнца свет, 
Как будто на века 
Мне выделен один рассвет, 
Мои лишь облака. 
И кроны сосен жадно жгли 
Заблудшую луну. 
Погаснет, выльется в дожди — 
И я умру.

Так думала я и ждала 
Под впечатленьем дня. 
Но стала тёплою трава 
И свет обнял меня.

И вот под небом я стою, 
Как линия дождя, 
И выбираю жизнь свою 
Из тысячи «Нельзя».

Ночной проспект

В свете сумрака немого
опускались облака, 
И туманом очарован 
Был проспект, кривой слегка. 
Он в витринах таял снегом
И питался светом звёзд. 
Перекрёсток дымно серый 
Через мост его пронёс. 
И в листвой разбитом свете 
Ночь погасла и прошла. 
А проспекты, те же дети, 
Ждут рассвета, чуть дыша. 
Темнота пугает очень,
И дрожит проспект пустой, 
Чтоб он не боялся — ночью
Мы пойдём гулять с тобой. 

Я люблю

Жжётся, колется, бьётся где-то 
Глубоко, глубоко внутри. 
Я сегодня в счастье одета, 
А к лицу ли мне, посмотри? 
В твоей скользкой улыбке воздух,
Ну, не хмурься, дай подышать. 
Расскажи мне про яркие звёзды, 
И как можно по ним гадать. 
Я такая же, вся сияю
Лишь увижу тебя вдали. 
Я люблю и совсем не скрываю 
Окрылённой своей любви. 
По минутам считаю чувства – 
Ровно десять стою у окна. 
А давно ли мне было грустно? 
Знаешь, кажется, никогда! 
Вот уже ты подходишь к дому, 
Я в восторге бегу к двери! 
Ах, возможно ли по-другому? 
По-другому тебя любить? 
Я читала про томных леди 
И про нервные письма их. 
Только штампы сухие эти 
Не подходят для нас двоих. 
Мы, конечно, не сразу стали 
Однодневками на всю жизнь. 
Только прошлое – это дали, 
Путь обратный слишком тернист. 
А сегодня мы, видишь, вместе! 
Ну, не чудо ли? Волшебство! 
И сияет рассвет небесный 
Сквозь распахнутое окно. 

Советский Непобедимый Народ

Его положили на холмик из тел,
Он сам был как мёртвый, и только блестел
Эмоцией странной в душе огонёк.
Кровавую рану он выдержать мог,
Но это – не ненависть, не злость, а беда
Ему не давала покоя тогда.

Пока они пили и ели… у тел,
Он думал о мире, и жадно хотел,
Чтоб больше никто – он последний у них, —
У отчего дома бы не был убит.
Отчаянным криком катилась слеза —
Война началась у него на глазах.
Он даже представить боялся себе
Кровавые нити в озёрной воде,
Замученных женщин, их мёртвых детей,
Седых стариков, таких же как те,
Что прямо под ним неподвижно лежат,
А он – не герой, не советский солдат, —
Обычный крестьянин, зачем-то живой.
Он видел, как пленных терзает конвой
Ударами плетью и выстрелом вверх.
Так вот ты какой – сверх человек?

И в сумраке звёздном он слышал в дали,
Как эта беда поднялась из земли,
Как крикнула тысячу голосов,
Гудками идущих на фронт поездов,
И гулом пехоты, и стоном машин.
И силы нашёл он сказать – победим!

Сказал он куда-то в далёкую высь,
Где звёзды с печалью смотрели на жизнь.
И ёжилась в облаке тесном луна —
Под пепельным небом проснулась война.

Допили, доели, решили уйти.
Он дёрнулся нервно – нельзя отпустить!
Отпустишь – и каждый начнёт отпускать!
На мёртвых живым неподвижно лежать!

Он плакал от боли, но всё-таки встал
И с пыльной дороги лопату поднял.
Убили мгновенно, им было легко.
Глаза неподвижно смотрели его
В растущее небо, а пепельный дым
В рассвете торжественном таял над ним.

Поверьте, герой мой не выдуман, взят
Из воспоминаний нацистских солдат.
Писал он: «Два года Европы, и вот —
Советский непобедимый народ.
Когда я увидел с лопатой его,
Израненного, чудом выжившего,
То с ужасом думал, зачем же ты встал?
Ты жил бы… но это ведь он понимал!
Он шёл и шатался, а сердце в огне.
Навеки тот русский заполнился мне.»

Наверное, где-то в большой, именной
И братской могиле лежит наш герой.
И слышит, как тихо идут поезда,
Как танки молчат, зеленеет вода,
Как солнце течёт на очнувшийся мир.
И ветер качает рябину над ним.

Волна

О берег ударилась мощно волна, 
В песок зарываясь, уходит она 
От моря могучего к центру Земли, 
И голосом грубым зовут корабли 
Морскую прибойную пенную сеть 
Чтоб было с кем ночью под звёздами петь, 
И чтобы со скуки не броситься в муть, 
Они умоляют им волны вернуть. 
А ей, безнадёжно пропащей в песке, 
Не хочется плавать в солёной тоске, 
И биться о мачты, проскальзывать в трюм, 
Где каждый рабочий и пьян и угрюм, 
И только корабль, как голый предмет, 
Волнам посылает свой дерзкий привет!
Он бегает с ними наперегонки, 
Стирает с их глади в ночи огоньки 
И лунные тени, а больше всего 
Он любит как волны качают его. 
Одна лишь, заметил корабль, шальна, 
Давно собирается скрыться волна.
И в зареве солнечном пенится ночь, 
Волна пошатнулась и прыгнула прочь —
Ей хочется нового – что там внутри? 
Она устремляется к центру Земли! 
25.01.2018

Иосифу Бродскому

Мне померещились страницы 
И золотые буквы. В них
Прочла я голоса и лица 
Мне незнакомых, но родных. 
И с благодарностью, признанье —
Вы до конца вселенной — друг! 
И будто смысл мирозданья 
Я ощутила в книге вдруг. 
А до неё какой была я? 
Что я читала, чем жила? 
Смешная девочка простая, 
Игравшая с собой в слова. 
Но тут стихи от человека, 
Который связан с Небом был! 
Он описал в стихах полвека, 
И на века в стихах застыл. 
Как редко гений происходит 
В бездарном обществе толпы… 
Он пишет, говорит – уходит. 
И мы опять обречены 
К молчанью. Будто накрывает 
Озёрной мутною водой. 
И каждый в тайне ожидает, 
Что он пришёл! Что он живой. 
Ну, а пока мы ждём – спасибо 
Вам за богатство наших душ! 
Вы были – в этом наша сила! 
Попробуй нас обезоружь. 

Цвет осени

Цвет ноября сегодня жёлтый,
Прощанье осени… ну, что ж,
Давай обнимемся и помни,
Что без тебя мой мир похож
На ожиданье листопада
И жажду тёмного дождя…
Последние плоды из сада
Не трону я до декабря.

Я не художница, а жалко,
Я рисовала бы тебя
Такой неповторимо яркой,
Какой хранит душа моя.
А тучи уплывают в дали
За снегом. Я признаюсь вновь
Осенней нет во мне печали,
Есть лишь осенняя любовь.

Стрижка

Мне с первых дней благоволит
Вселенная, спускаясь музой.
«Живи», — как – будто говорит,
И жизнь в руках тяжёлым грузом
Становится. Но как понять
Зачем ношу её с тоскою?
То вдруг легко её поднять, —
Она парит над головою,
То падает на плечи так,
Что я сутулюсь под давленьем.
Смеётся, плачет, — свет и мрак,
То тишина, то вдохновенье.

Мне с первых дней благоволит
Вселенная, спускаясь музой.
«Живи», — как – будто говорит,
И жизнь в руках тяжёлым грузом
Становится. Но как понять
Зачем ношу её с тоскою?
То вдруг легко её поднять, —
Она парит над головою,
То падает на плечи так,
Что я сутулюсь под давленьем.
Смеётся, плачет, — свет и мрак,
То тишина, то вдохновенье.

А звёзды, будто знают всё,
Скрываются в небесной дымке.
Куда, куда меня несёт
От размышлений до улыбки?

И счастье есть, и я жива,
И близкие мои здоровы!
Но вдруг сомненье – (И слова
На клавиши слетают снова) —

Не говорю ли чепухи,
И не капризная ли слишком?
В итоге: новые стихи
И стрижка. 

Любимому папе

В серых сумерках прячется осень, 
Я включаю настолько лампу, 
Представляю тебя без проседи, 
И пишу — про любимого папу! 

Жизнь считая моментами счастья,
Получается — я бессмертна.
Ты мне имя дал нежное — Настя, 
Я делила с тобой сокровенное, 

Все секретики — только с папой,
Только папе свои мечты.
И когда я взрослее стала 
Лучшим другом остался ты! 

Я к тебе с благодарностью, папа, 
Ты — единственный мой герой! 
Всё, что папа сказал — это правда, 
Даже если мы спорим с тобой. 

Мне особенно нравятся шутки,
Чувство юмора не отнять.
Я, бывает, хочу хоть минутку 
Поболтать с тобой и обнять. 

Переполнено радостью сердце,
Когда еду я в город родной. 
И моё продолжается детство, 
Пока папа смеётся мой. 

09-10-2019

Осень

Девушка прыгает, как девчонка,
В лужу вступая вдруг.
В теплых руках у неё котенок,
Осенью нужен друг!

Стоит ли петь про каскад из листьев?
Стоит ли про дожди?
Осень зовёт меня так красиво:
“Милая, выходи!”

Я соглашаюсь и город хмурый
Будто смиренней стал.
Листья срывает, туманом курит,
Манит к себе небеса.

Облако выросло до размеров
Целой планеты, но
Всё не решается спрыгнуть с неба,
И потихоньку плывёт

Над обожженой Землёй и ищет
Места, чтобы прилечь.
Ветер спокоен, не рвёт, не свищет,
Не задувает свеч.

Что это? Осень или надежда?
Разъединённый круг!
Девушка всё же права, — конечно,
Осенью нужен друг.