На пороге

Я, наверное, очень глупая, несмышлёная взрослая девочка,
(Говорю так самолюбиво, а ведь ты назовешь меня дурой),
Подхожу к своему подъезду, как малышка к морскому бережку,
(Ах, как трудно, поверь мне, жить, обладая такою натурой),
В ожидании чуда, милый мой, — ты когда-то стоял за дверью
И с улыбкой неповторимой подарил мне высокую розу.
И ведь дело не в розе, в моменте! Я тогда безрассудно верила,
Что с коротких стихов мы с тобой перейдем на большую прозу.

Я вдыхаю пустую улицу, закрываю глаза и тяну
Эту дверь непомерно тяжелую на своё ослабевшее сердце.
Звезды падают в серые лужи, ветер с шумом метёт листву,
Я часть природы вокруг, пока не захлопнулась дверца.

Немного о любви

Скажи, что не был счастлив без меня,
Что свет пленил, но солнце не согрело,
Лучи коснулись равнодушно тела,
Но не зажглось небесного огня.

Скажи, что ты искал меня везде
И вытоптал цветы моих лужаек,
Мой образ на закате провожая,
Ты клялся, что найдёшь меня, судьбе.

Скажи, что руки к небу ты вознёс,
Когда я наконец-то появилась!
По-детски даже осень удивилась.
Той осенью ты мне любовь принёс.

Скажи, что мы отныне навсегда
Вдвоем и на двоих душа и сердце!
Ах, каждым словом я могу согреться,
Ведь ты -моя горячая звезда! 

Дети войны

К нам летела, как птица с неба, 
Как комета из центра вселенной — 
Долгожданная наша Победа! 
Наша горькая и сокровенная! 
В этот день просыпаются звезды 
Тех, кто в памяти нашей живёт! 
В этот день пробивает на слёзы,
И парад в честь Победы идёт 
По прошитой пропитанной кровью 
И измученной нашей Земле!
С горькой памятью, с чистой любовью, 
Как маяк береги же в себе 
Каждый лучик погасшего взгляда 
В лагерях и на поле боя. 
Постоим же Сегодня рядом, 
Чтобы не повторилось такое. 
Ленинград, Сталинград и Ржев, 
Освенцим и Саласпилс — 
Что же нас разделяет всех 
Перед мудростью мёртвых лиц? 
Пожилой джентельмен со слезами 
Рассказал, как бомбили Лондон. 
Бомбы сбрасывали над домами, 
Мама плакала, бились окна,
Он держал свою маму крепко — 
Он мужчина, двенадцать лет. 
Исчезали под бомбовой сеткой 
Вековые дома — в момент. 
А другой, в белорусской деревне, 
Вспоминает, как шли мимо дома 
С партизанами, ночью и лесом, 
Дом в дали был таким незнакомым. 
Окна были открыты — он помнит, — 
И струился дым попирос. 
Только три ему было года, 
До семи он войну эту нёс. 
Их нацисты нашли и грубо 
Всех загнали в товарный поезд.
— Мама к сердцу прижала туго
И шептала: “не бойся, не бойся!”
А куда нас везли, не знаю, 
Даже страшно предположить. 
В их безумии не было края, 
Но мы к счастью остались жить! 
Поезд встал — кто упал, кто шатнулся, 
Кто-то с болью кричал: “вот и всё!”
Дверь открылась и мне улыбнулся 
С героически добрым лицом 
Партизан! Я его не забуду, 
Весь отряд мне не вспомнить, увы!
Пусть о подвигах знают по всюду! 
Важно — чтобы их помнили вы! —
Вот такие истории разные!
А какая у вашего деда? 
Встречай же, Весна прекрасная,
Мировую Святую Победу! 

Голубь

Зеленеет иней на проспекте, 
Погибает в замершей траве. 
Я ловлю себя в чужом проекте, 
Я ищу себя в своей судьбе. 
Жмётся к стёклам голубь-одиночка, 
По глазам читаю — это я! 
Утро будет, как сухая строчка, 
Без эпитетов, метафор и огня, 
Без рассветных звонких птичьих песен, — 
Это ощущение не запеть! 
Голубь ёжится и льнёт к стеклу всем весом, 
И, наверное, мечтает улететь. 

Колечко

Оценить бы момент в юности, 
Летом, в парке на лавочке с мальчиком, 
Говорили друг другу грубости, 
Расставались, ругались, плакали. 
Я не помню причины, видимо 
Не любили друг друга и всё. 
Не оставил на память и имени, 
Но сегодня нашла я кольцо. 
В старом платье, того же возраста, 
Что и тот знаменательный день. 
И в кармане лежало просто так, 
Не отбрасывая и тени. 
Без движения сердце падало, 
Даже имя я вспомнила вдруг. 
Загудела душа под ранами — 
Как найти тебя, милый друг? 
День расцвёл в ярком блеске подарочка, 
Удивительно — село на пальчик. 
Мне привиделись парк и лавочка, 
И, конечно, влюблённый мальчик. 
Я исправила ссору мысленно, 
И уже не расстались мы! 
Беззаботные, добрые, чистые, 
В ожидании лучшей судьбы! 
А простое такое, железное, 
Красный камушек в форме сердечка. 
Спасибо тебе за чудесное, 
За магическое колечко.

Говорите «Я люблю вас»

Даже вместо “Будьте здоровы” 
Говорить — Я люблю вас! 
И смотреть, как в глаза коровы —
Восхищаясь сиянием глаз. 
Вместо “Здравствуйте” тоже “Люблю”
И “Люблю” вместо “Встретимся завтра”.
-Я люблю тебя! — вдруг говорю 
Даже вместо “Спасибо за завтрак”.
— Но спасибо ведь важно! — Не спорь! 
И попробуй, хотя б ненадолго, 
Разукрасить любой разговор 
Словно первый рисунок ребёнка!
“Я люблю” — как дневная звезда! 
Будто чудо, в которое верится! 
Завтра будет “Привет” и “Пока”,
А сегодня душа пусть прогреется!

О Мире

Дыхание, как рыбы под водой, 
Колотит лёгкие и будоражит сердце. 
Я кланяюсь Планете голубой
За всех существ приятное соседство. 
Я кланяюсь за малых и больших, 
Пушистых, в перьях и совсем холодных, 
И за особенных собратьев моих, 
Зависимых, как я, от чьей-то злобы. 
Зависимых от слова и от дел 
Чужих горячих рук. А так же 
Я кланяюсь с любовью за тех, 
Кто мысли добрые свои не прячет. 
Кого пробьёт на бесконечный путь — 
Не для того ли ты кругла, Планета? —
Чтобы идти и знать — когда-нибудь 
Добром весь озарится мир, как светом.

В темноте

Ты грустишь, наполняешь собой темноту,
Разбиваешь на капли глаза.
Я пытаюсь застывшую на лбу черту
Уберечь, но она назад
Возвращается в линию долгих лет
Размышлений, и быт
Начертил под глазами свой силуэт,
Закрасив девичий стыд.
На коленях книга, а взгляд вдали,
Возможно, лежит на ветвях,
Я сегодня, как и всегда, спасти
От чего-то хотел бы тебя.
Может обнять? Но ты сидишь
Неудобно и у окна.
И всем своим видом мне говоришь, —
Что хочешь побыть одна.
Что ж, побудь, но теперь я не могу
Вечер принять другим,
У коленей твоих на полу
Я сажусь, становлюсь таким,
Как ты, печальным и взгляд вдали,
На тех же лежит ветвях.
Ты не одна, но мы – одни,
И так я спасаю тебя.

Навеки счастлив

Несчастен тот, кто не любил…
Кто просыпается беспечным…
И день окажется не вечным,
И горьким сигаретный дым.
Несчастен тот, кто превозмог
Свои молитвы и страданья,
Он ощущает мирозданье,
Как холод рек у босых ног.
А кто проснулся от любви,
От обжигающего света,
И что зима ему, что лето —
Он поселяет мир внутри.
Рисует сердце на песке,
Скрывается в воспоминаньях,
И ощущает мирозданье
Большой любовью в тоске…
— Навеки счастлив.

В поисках Весны

Ветер ленивый, 
Медленный, жадный, 
Рвущий улыбки 
С задумчивых лиц, 
Пододвигает июньское завтра 
Так же навязчиво, 
как мрамор страниц.
— «Выбери в книге мою золотую 
Нервную, стонущую весну».
Он улыбается: — «Знаю такую, 
Я её вырвал… найти не могу».
Он улыбается: — «Выронил где-то, 
Я не скрываю – копить не люблю! 
Есть в моей книге о будущем лете, 
Долго и эту не сохраню. 
Есть в моей книге о чувствах, (уныло 
Кто-то писал, а тебе повторять)».
— «Нет, я весны у тебя попросила! 
Как же посмел ты весну потерять?»
— «Я? – удивляется ветер глазастый, — 
Я ли просиживал дома дожди? 
Я ли всю жизнь перебросил на завтра? 
Хочешь весны, выходи и ищи! 
Там она где-то в медвежьей берлоге, 
В соке малиновом, в пении птиц, 
Там её прячет апрель одноногий, 
Будто подснежник от зимних страниц».
Я собираюсь, и майское солнце 
Слишком по-летнему греет мой след. 
Город в жаре, и открыто оконце
Там, где казалось, и жителей нет.

Я собираюсь на поиски чуда —
Трепета листьев и звона ручья, 
И ежегодного нового чувства, 
Что воскрешаю с природой и я.